michael_poe: (Default)
Очень правильно написал Георгий Мирский на Эхе
http://echo.msk.ru/blog/georgy_mirsky/1423928-echo/
Исполняется 80 лет с того дня, когда на партейтаге (съезде нацистской партии) заместитель Гитлера по партии Рудольф Гесс произнес: Die Partei ist Hitler; Deutscland ist Hitler; Hitler ist Deutschland ( Партия - это Гитлер; Германия - это Гитлер; Гитлер - это Германия).
michael_poe: (Default)

САМОЕ ВРЕМЯ. ПРОТИВОЕСТЕСТВЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ

http://ej.ru/?a=note&id=25111

Все ограничения, о которых говорилось в предыдущей статье, я считаю, в общем-то, естественными. Пусть даже и окрашенными особым российским колоритом. О чем речь? Да вот, к примеру: во всех странах развитого мира процесс урбанизации приводит к оттоку людей (и, в первую очередь, молодежи) из сельской местности и маленьких городков в крупные и крупнейшие города, где палитра шансов реально больше и успех (по меньшей мере, так кажется) быстрее достижим. И в России так же. Только с бόльшей интенсивностью, что бы не сказать – яростью. Но «особенности национального характера» тут ни при чем. Просто у нас нет устойчивых, надежных, приносящих уверенность в себе и пусть умеренный, но все же достаток «якорей» на местах: семейного, зачастую векового бизнеса, обустроенных ферм, надежной и обихоженной частной собственности, наконец. А есть мгновенное схлопывание каких-либо перспектив с едва ли не ежечасным закрытием (как правило, за полной убыточностью) единственных производств в городках и поселках. Да и достаточно сравнить ухоженные и обжитые маленькие городки Америки или Европы с ПГТ (поселками городского типа), раскиданными по просторам России и напоминающими то ли лагерь, брошенный охранниками, то ли забытую стройплощадку несостоявшегося строительства, чтобы буквально кожей ощутить, почему у нас все «способные носить оружие» пытаются убраться из них пока есть силы. Вот и отток с периферии в центры у нас сильнее.

Но наряду с этими объективными ограничениями у нас есть и сугубо субъективные противоестественные проблемы. Субъективные – потому что их существование зависит только от нас, от нашей воли/безволия и от наших действий (или бездействия). Противоестественные – потому что ренессанс таких проблем в начале XXI века и в образованной постиндустриальной стране – вещь, противоречащая всему ходу исторического процесса. Проблем этих, по сути, две, и они между собой очень сильно взаимосвязаны.

Первая – это власть (в самом широком смысле этого слова). Ее, власти, очевидно, слишком много, и она, мягко говоря, не слишком дружественная по отношению к стране. Вторая – общество, которого не то чтобы мало, а, почитай, практически совсем нет, и это «совсем нет» позволяет власти быть такой, какая она есть.

Что у нас сейчас за тип власти, по-моему, уже все догадались. Самые внимательные (к числу которых я себя, любимого, конечно же, не могу не отнести) догадались уже довольно давно. Почти два года я назад написал довольно широко разошедшийся пост под названием «Пустотелый фашизм». И эти два последних года с некоторым суеверным ужасом, как мог, противостоял тому, что сам же вроде как накликал. Для понимания всего дальнейшего я только хочу подчеркнуть, что слово «фашизм» я использую не как ругательство (не думал, что такая ремарка потребуется – ан вот, поди ж ты! Вдруг слово вспомнили и начали им пользоваться в перепалках как цензурным эквивалентом мата), а как сугубо технический термин, характеризующий власть и государственные формации определенного типа. Вообще-то говоря, я не собирался подробно останавливаться на этом пункте за его, как мне казалось, очевидностью, однако неожиданно замелькавшие в публикациях заполошные крики «Пожар! Тревога!», «страна скатывается к фашизму!», «мы видим признаки надвигающегося тоталитаризма!» и т.п. – как будто речь идет о возможной, даже вероятной, но все еще перспективе – понуждают на этом пункте остановиться подробнее.

Какая перспектива! Всё уже давно в полной красе!

Но раз уж далеко не всем ситуация очевидна, то давайте по пунктам.

ХХ век предложил богатый выбор тоталитарных режимов: и, собственно, фашизм (притом в достаточно разнообразных – выбирай на вкус! – версиях), и нацизм, и коммунизм, опять-таки в разных обличиях. Они имеют очень много общего.

Во-первых, структуры власти. Всегда вся власть сосредотачивалась в одном узле – как правило, узле неформальном (или формальный, конституционный статус которого не предоставлял ему столь безграничных полномочий), вне зависимости от того, какими путями тоталитарный режим приходил к власти. В нацистской Германии, фашистской Италии и Советском Союзе власть фактически оказалась в руках очень узкой группы лиц, сплоченных вокруг фюрера, дуче или «Отца народов» и формально именовавшихся верхушкой правящей партии. В Испании – у военной верхушки вокруг генерала Франко, в Португалии – у А. Салазара, формально именовавшегося премьер-министром. Сейчас у руля в России даже не Администрация президента (хоть какая-то формальная структура), а лично президент Путин, члены кооператива «Озера» и приближенные к ним лица. Все остальные структуры политически всегда оказывались и оказываются сугубо декоративными и используются лишь как технические механизмы для реализации решений верхушки.

Обычно тоталитарная власть опиралась на массовые партии с их молодежными гитлер-югендами и комсомолами. Эти партии после установления тоталитарного режима стремительно превращались из партий в некие клубы крупных и мелких бенефициаров и клиентов режима, присягнувших ему на лояльность, в своего рода системы сосудов и капилляров, пронизывавших все остальные структуры общества. Эта квазипартийная структура имела две основные функции: короткого поводка для ее членов (выбывание из рядов означало немедленный социальный крах для отступника или изгнанника) и канала неконституционализованной и безответственной связи для ретрансляции принятых решений сверху вниз. Именно обязательность для исполнения решений, передаваемых через безответственный квази-партийный канал – формальные решения технически принимались конституционными институтами, – и обеспечивала невозможность гражданского воздействия на принятие решений и контроля над их реализацией: формальные агенты их не принимали и исполняли роль громоотвода. Путинский режим даже такой партии создавать, по большому счету, не стал (эксперимент с ЕдРом так недоделанным экспериментом и остался): зачем, когда все допущенные до думского пирога партии, включая грозно-оппозиционную КПРФ, добровольно и с песнями эту роль приводного ремня и боксерской груши исполняют? Притом тоже за страх, но за страх оказаться отлученными от кормушки (как партийной, так и в еще большей степени – персональной).

Судебная власть во всех тоталитарных режимах фактически была «полупроводником» в «вертикальных» конфликтах (человек-власть), оставаясь достаточно самостоятельной и даже беспристрастной при рассмотрении «горизонтальных» (гражданских) дел, хотя бы для поддержания мифа о «строгом, но справедливом» правителе. Но в «вертикальных» процессах она руководствовалась как вертикально несимметричным, репрессивным по отношению к личности законодательством, так и сигналами, ретранслируемыми по квази-партийному каналу связи. И здесь путинская власть если и оригинальна, то только в том, что даже не пытается создать видимость справедливости, отдав суд практически целиком на откуп вполне читаемым корыстным интересам судейского сословия: «Прав тот, кто больше занес или у кого покровитель сильнее». Единственное, что требует сейчас власть от суда (а суды, отлично понимая, с чьих рук кормятся, власти, само собой, во взаимности не отказывают) – это немедленно становиться глухонемым Герасимом, как только под его жернова попадает чем-то насолившая власти Му-Му.

Наконец, лояльность населения обеспечивалась развитым аппаратом подавления во главе которого стояли подконтрольные верхушке органы гос. безопасности: Гестапо и СС в Германии, ЧК-НКВД-КГБ в СССР, Штази в ГДР, «Секуритате» в Румынии. Министерствам же внутренних дел и подчиненным им полиции или милиции, помимо их прямых функций по поддержанию общественного порядка на «бытовом» уровне, вменялись также обязанности про «профилактике» низовых проявлений общественного недовольства и по выполнению черновой работы для органов гос. безопасности.Нынешняя власть действует ровно так же, разве что непомерно расплодившаяся полиция практически сняла с себя обузу поддержания «бытового» порядка – зачем себе на голову эти хлопоты, если, само собой, за них не заплатят!..

И вот теперь я обращаюсь к тем, кто пытается представить дело так, будто тоталитаризм все еще не наступил, а только еще на подходе, только еще угрожает нашему обществу: чем путинская власть отличается от любой отчетливо тоталитарной? Разве что тем, что она ее усовершенствованная, «улучшенная и дополненная» версия (ну, все-таки учатся же хоть своему-то!). А «угрожать» и «предвещать» она стала вовсе не сейчас, а еще в 2004 г., начиная с первого «дела ЮКОСа» и, забегая вперед, с разгрома НТВ.

При этом очевидно, что ни коммунистическим, ни нацистским нынешний режим не является: он вполне безразличен к национальному вопросу (не декларативно, а в реальных действиях) и совершенно лишен «нивеляторской» социальной риторики и практики. Но если власть является тоталитарной, а при этом ни коммунистической, ни нацистской, то по принципу своего устройства она есть власть фашистская. И остается только подтвердить этот тезис анализом отношений власти и бизнеса, власти и средств информации.

При всех тоталитарных режимах – и это, во-вторых – происходила тоталитарная трансформация бизнеса. Но если в коммунистических он вырождался в абстрактную «производственную сферу» государства, в его промышленно-аграрный департамент, то при нацизме и фашизме бизнес принудительно встраивался в структуру корпоративного государства. Концерны Круппа и Мессершмидта в Германии или ФИАТ в Италии, формально оставаясь не национализированными, фактически полностью контролировались властью, а их владельцы и топ-менеджмент, как правило, добровольно или под давлением обстоятельств были вынуждены вступать в правящие квази-партии и как минимум выполнять роль проводника решений власти, а чаще – сращиваться с властью, соучаствуя в ее действиях. Высказывание А. Гитлера «Мы не национализируем производство – мы национализируем людей» – очень показательно. Средний и мелкий бизнес, менее плотно охваченный центральной властью, оказывался в положении заложника и дойной коровы местных партийных князьков, с одной стороны, и безотказного и безответного «подносчика снарядов» для упомянутых крупных корпораций. Важнейшим свойством всех тоталитарных режимов являлась система соблюдения социального мира посредством формирования полностью подконтрольных власти профсоюзов, выступавших, по точному выражению Ильича, в роли «приводных ремней» власти. Да, формы бывали разными, но сама структура гос. профсоюзов, объединявших работников отраслей «поперек» социальной и партийной классификации, была общей для всех. И в тех случаях, когда частная собственность формально сохранялась (т.е. при нацизме и фашизме), вся структура государства приобретала корпоративный характер.

И срощенные с государством корпорации, то вовсе государственные, лишь рядящиеся в обличье акционерных обществ, то вроде как частные, но подконтрольные власти едва ли не на все чуровские 146%, и малый и средний бизнес, совершенно бесправный перед лицом государственной машины и категорически лишенный возможностей самодеятельного, неподконтрольного роста хотя бы из-за непомерной откатной дани, выплачиваемой «кураторам» из власти, и официозные профсоюзы, реально плохо функционирующие – все эти черты тоталитарного государства, и именно в его фашистской версии в современной России, как мы видим, налицо.

В-третьих, все тоталитарные режимы решительно монополизировали СМИ и средства связи, притом делали это сверху до низу. Благо средств информации в первой половине XX века было немного, а печать хоть сколько-либо ощутимых тиражей могла быть осуществлена лишь на крупных типографиях, зорко контролируемых властями. Единственным трудно контролируемым средством было коротковолновое радио. И то, с каким азартом все режимы старались изъять коротковолновые приемники у населения, свидетельствует о том, что угроза была осознана. Сюда же (это уже опыт СССР) – и глушилки вокруг крупных городов. Ситуация не изменилась с появлением множительной техники: в СССР сперва стали регистрировать пишущие машинки, а затем упрятывать всю как на грех появившуюся множительную технику в спецотделы, чтобы она – не дай Бог! – в свободный доступ решительно не попадала (кто постарше, вспомните, какой ценностью были схороненные дореволюционные «Ундервуды», не прошедшие гэбешной регистрации – весь самиздат перепечатывался на них!). Цензура фильтровала печатные издания – и не обязательно сугубо политические – художественные тоже (впрочем, «политикой» было всё), киностудии и студии звукозаписи – болванки пластинок тоже были объектами строгой отчетности. Но даже тут находились лазейки: запрещенную «подрывную» музыку умельцы стали записывать на использованных рентгеновских пленках (специально для молодых: «Битлы на костях» – это именно об этом). А затем появились магнитофоны – и «железный занавес» стал медленно расползаться по швам. «Есть – стоит картина на подрамнике. Есть – отстукано четыре копии. Есть магнитофон системы «Яуза»! Вот и все. И этого достаточно!» – А. Галич почувствовал это необычайно остро и точно.

В этой сфере нынешней власти не позавидуешь: и народишко подраспустился, и всяких средств прибавилось. Потому и времени, чтобы подобраться к «окончательному решению» с распространителями вольных взглядов и «неправильной информации, потребовалось больше. По сути, последний акт этой пьесы разыгрывается у нас на глазах прямо сейчас. Потому что если с федеральными телеканалами разобрались не мытьем (как будто бы «Общественное Российское телевидение» – ОРТ, вдруг ставшее государственным 1 каналом), так катаньем (помните покатушки с «Газпром-Медиа» и НТВ?) достаточно быстро, с печатной прессой тоже либо сугубо «рыночными» методами (просто бизнес – ничего личного!), либо незамысловатым использованием административного ресурса (особенно в провинции), то к интернету и интернет-изданиям подобраться оказалось сложнее. Благо сам интернет вышел не из лубянских НИИ и заточен отнюдь не под тотальный контроль. Ну так и тут помалу справляются – блокировка «Граней», «ЕЖ», Каспаров.ру тому наглядные образчики. Конечно, до конца пока не удалось – и всякий читающий эти строки тому живой свидетель – но вот-вот власть своего добьется. Во всяком случае, очень вероятно, что добьется того, что эти СМИ перестанут быть средствами МАССОВОЙ информации, все больше превращаясь в заминированные резервации. Или того краше – в охотничьи садки с приманкой будто бы неподконтрольных слов и мыслей.
Замечу в скобках: именно история с укрощением СМИ едва ли не ярче всех других показывает, что до того потенциально авторитарная власть стала стремительно приобретать все черты фашистского режима именно после 2004 года.

Прошедшие два года только усилили, акцентировали все те черты фашистского государства, о которых шла речь. «Взбесившийся принтер» потому и взбесился, что все условия для полного умопомрачения уже были созданы, выпестованы и взлелеяны до того. И, увы, не без нашего молчаливого соучастия.

Единственное, что все эти два года удивляло (и что, собственно, и дало название моему посту двухлетней давности) – это идейная пустотелость режима. Все фашистские (и однотипные им – нацистский, коммунистический) режимы были режимами Большой Идеи, Большого Проекта. Я не обсуждаю сейчас, были ли эти проекты хороши (они были чудовищны), просто констатирую факт: такие Большие Проекты были. А у путинского фашизма мне его разглядеть тогда не удалось даже под микроскопом (думаю, его отсутствие многим и мешало опознать его прямую связь с фашизмом). Одно время казалось, что таким проектом власть попытается сделать клерикализм самого замшелого, начётнического свойства. Но не сложилось, да, наверное, и не могло сложиться, притом сразу по двум причинам: с одной стороны, уж слишком христианство как таковое – не православная обрядность, а именно «просто христианство», говоря словами К. С. Льюиса – сопротивляется подобному применению! А с другой, среди людей слишком много неверующих (атеистов, а по большей части – агностиков).

И вот киевский Майдан дал, наконец, некую точку опоры для российской власти, которая рискнула выпустить из бутылки джина империализма. Хотя бы в виде будто бы имперской идеологии (хотя в Крыму уже и не просто идеологии). «Имперской» в смысле реставрации фасада империи.

Это уточнение совершенно неслучайно. И вот почему: любая из известных нам империй в своей сердцевине несла некий message, послание urbi et orbi, тот самый Большой Проект. И в этом – но только в этом отношении! – имперская идеология близка любой тоталитарной. Различие же в содержании послания. То это был Pax Romanа, с его сверхидеей упорядочивания мира и таки установивший мир и гражданское римское право – да, конечно не для всех, а только для римских граждан (но не будем забывать: греческая демократия была тоже властью «узкого» народа, под которым понимались исключительно граждане полиса) – но на огромной территории тогдашней цивилизованной ойкумены. И римских граждан не только по крови и рождению: напомню, иудей Савл, обратившийся в апостола Павла, проповедника гонимого в ту пору христианства, чувствовал себя вполне защищенным уже одним фактом того, что был римским гражданином. То Французская империя времен Наполеона Бонапарта, несшая на штыках идеи Французской революции: Liberté, Egalité, Fraternité. И не надо говорить, что эти идеи были фикцией – вспомните, что случилось с русскими офицерами-дворянами после заграничного похода русской армии, и откуда в 1825 г. они черпали свои идеи. То это была Британская империя с ее идеей цивилизационной миссии (опять же припомним ее певца Р. Киплинга с его «бременем белого человека»). Все эти идеи, так или иначе, имели целью улучшение внешнего по отношению к империи мира по собственному образцу и подобию, а уж насколько этот образец был хорош и универсален – разговор отдельный.

Но время этих империй безнадежно прошло. Просто потому что мир стал гораздо более сложным, чем раньше. И несводимым к образцам, сложившимся где-то там, в некоем просвещенном и продвинутом центре. Потому нео-империи новейшего времени возникали только за счет архаизации, упрощения, достичь которого без насилия над естественно усложнявшейся жизнью было невозможно. Нацистский Рейх с его чудовищным идеалом построения Нового Мира на основе незамысловатой идеи превосходства арийской расы (и неполноценности других) или не менее безжалостные идеи коммунизма со светлым будущим на основе классового превосходства пролетариата – во всех случаях, всегда и везде, пусть в архаизирующей, отбрасывающей мир назад форме, но в основе нео-имперских идеологий тоже было послание миру. Только вот послание, требовавшее от мира ликвидации человеческой свободы, сведения многоцветья жизни к унылому хаки военных френчей, марширования строем, прополки и общей стрижки под бобрик. «Триумф воли» Лени Рифеншталь и сталинские высотки куда как ярко говорят об этих чудовищных Проектах, очень ярко – потому что проекты были околдовывающе грандиозны. И при всей несвоевременности, это были все же именно нео-империи: даже в них, подчеркнуто безразличных, даже противостоящих личности, бенефициарами нео-имперских проектов были (или, по меньшей мере, мыслились) их полноправные граждане либо по крови, либо по классу.

Собственно, именно здесь – принципиальная развилка. Развилка между идеей имперской (каковую нынешняя власть пытается выдать за правду и внедрить в сознание граждан России) и псевдо-имперской, какой она является на самом деле.

Все фанфары, что так громко звучат сейчас в сердцах доморощенных ура-патриотов – СамыйдлинныйвмиремостнаостровРусский!, СамаялучшаяОлимпиадавСочи!, Крымнаш!, Чемпионатмирапофутболу2018! и так далее – все эти фанфары оставляют самих ура-патриотов (если только они не члены закрытого привилегированного озёрно- кооперативного клуба) на обочине праздника возводимой будто бы имперской жизни. Всех. Вне зависимости от нации или класса. Потому что никаких бонусов населению имперской метрополии путинская имперская идея даже и не сулит, разумеется, если не считать таковыми призывы подзатянуть пояса, чтобы поделиться с Крымом, Донбассом... далее по списку. А до того – не слишком афишируя за тогда еще не приобретенной популярностью – с Чечней, Дагестаном, Абхазией, Южной Осетией...

Империя, паразитирующая на собственных гражданах (ну, хорошо – на собственных подданных) – это не империя, и идея такой империи – не имперская идея, а только их обертки, их симулякры, что, собственно, только и может дать столь несвоевременный для начала XXI века сеанс спиритизма с вызыванием духов прошлого.

Увы, духи откликаются на зов. И хотя это просто бесплотные и бесплодные духи, и толку от них в реальной жизни никакого, вреда – сколько угодно. И самый главный – это иллюзия снятия с себя ответственности за текущую жизнь, своего рода впадание в детство, когда некие Умные и Большие решают за тебя. По сути, последние события показали, что общества у нас попросту нет – только население. И нет его потому, что нет граждан. Готовых думать и действовать самостоятельно и брать ответственность за свои слова и действия. И за действия своей власти тоже, даже (и тем более) если они им не нравятся.

Можно долго спорить о причинах такого скатывания вниз, к худшим совковым временам, хотя на самом деле причина одна: у людей нет никакого мировоззрения, никакой веры (я сейчас не про религию). Традиционное общество уже давно завершилось вместе с его необсуждаемыми, принимаемыми как данность ценностями – а в наступившем «прекрасном новом мире» некому сказать, что такое хорошо и что такое плохо. Не потому, что пророка не уродилось, а потому что это время – не для пророков. А для каждого из нас. Только вот воли заставить себя думать самостоятельно не нашлось. Словами А. Галича, «мы проспали беду», только этой бедой был не приход фашизма – он лишь следствие! – мы позволили убаюкать себя вкрадчивым голосам наших собственных конформизма и отстраненности, чистоплюйства и брезгливости: «политика – грязное дело, не для нас, белых и пушистых!» И не надо мне говорить, что это некая объективная данность, плод нашей истории – это мы сделали или не сделали сами здесь и сейчас, сделал или не сделал каждый из нас! Ведь даже сейчас, когда фашизм уже проявил себя во всей красе, очень многим оказалось проще поддаться воодушевительному пафосу его маршей, закрывая глаза на их поразительную схожесть с «Маршем мародеров». А другим – попытаться отсидеться за закрытыми дверьми, авось, пронесет!

Но у такой безответственной сладости есть и оборотная сторона: за нее приходится платить. У фашизма всегда и во все времена в комплекте с успокоительными шорами наготове узда: повязывание, по меньшей мере, моральной кровью всех, поддавшихся искушению. А то и самой что ни на есть горячей и солёной. Всех, наговоривших и наделавших… как бы это сказать помягче… опрометчивых шагов. Слов и действий, которые обнаруживают свою постыдность немедленно с утиханием постимперского похмелья.

Из состояния имперского запоя вообще выходить нелегко – это некая внутренняя ломка, связанная с отказом от иллюзорного величия. Еще сложнее это будет делать потому, что всем и каждому из свалившихся в него придется отдать самим себе отчет в том, что они говорили и делали.

По сути, речь идет именно о покаянии. А это очень непросто и далеко не всем под силу (гораздо легче устоять перед искушением – но это всегда так, а искушениям мы все равно поддаемся). Только вот без покаяния уже ничего не получится. И не выходить из запоя не получится тоже – жизнь заставит: транквилизирующее пойло вот-вот кончится. И гораздо раньше и больнее, чем это представляется сегодня распушившим имперский павлиний хвост.

Потому что единственный выход из состояния клиентеллы – это собирание самих себя в общество, обучение гражданственности. Даже принудительное – в школе мы тоже не ахти как хотели делать домашние задания.

Власть нельзя приспособить, подкорректировать для будущего – она нереформируема в принципе, поскольку отстроена на порочной основе. Так или иначе, но ее обрушение произойдет, и произойдет быстро. Хотя бы потому что у тех, кто при власти, нет никаких идей и идеалов, за которые они были бы готовы сложить головы. А вот приватизированных интересов, ради которых каждому захочется свою личную голову поберечь – и плевать, в конце концов, что там случится со страной! – хоть отбавляй. И при первой пробоине никто из нынешних не кинется ее затыкать, а рванет к спасательным шлюпкам, торопясь быть первым.

С обществом так быстро не получится. Это только вfantasyс гибелью Саурона сила его чар тотчас развеивается, как дым. Нам такой милости не светит. Нам всем, и поддавшимся этим чарам, и тем, кто вроде бы устоял, всем нам придется еще трудно и упорно избавляться от похмелья. Но зато здесь я кое-что могу предложить. О том, что, как я думаю, нам надо будет делать (наконец-то!) – в следующей части.

michael_poe: (Default)


Чуркин завидует славе и судьбе Риббентропа - вот тоже мастер вранья был.
michael_poe: (Default)
http://ej.ru/?a=note&id=24509
_____________-
«ИД «Бурда» борется с несогласными в своих рядах и поддерживает кровавых диктаторов. При Гитлере подобное было нормой.
michael_poe: (Default)
           Основная беда с политиками в том, что они врут, как дышат. И отличить, где они искренни, а где они лгут достаточно сложно. И определить есть ли у них убеждения и принципы или они как шлюхи - кто дал денег - с тем и легли, что выгодно в данный2 момент - то сделал - проблематично.
           К стати, Гитлер, хотя тоже был врун изрядный и сваливал всю вину за начало 2-й мировой на англичан, французов, поляков, а евреев обвинял во всех смертных грехах, а себя в своих речах изображал невиннным агнцем - в Майн Кампф достаточно четко и правдиво изложил свою идеологию, цели и задачи. И если бы те, кто вел с ним переговоры и сотрудничал взяли на себя труд изучить данную книжонку и поверили бы ей - то прихлопнули его задолго до начала 2-мировой. Собственно, одна из причин успеха Гитлера в его искренности и умении донести эту искренностьдо народа. Ну и совпадение части его убеждений с чаяниями некоторой части народа. Опять же фанатичная убежденность она завораживает и заражает аудиторию .
          Гитлеры не возникают на ровном месте. Для достижения ими популярности и захвата власти нужны определенные исторические условия и определенное состояние народных масс. Что в Германии, что в России было достаточно большое количество населения воевавшего в 1-й мировой. Эти люди умели и не боялись убивать, умели обращаться с оружием и их не страивал существующий порядок и уровень жизни. И если бы победители в 1-й мировой не выкачивали огромные репарации из Германии, доведя ее экономику до краха, а создали бы нормальные условия для востановления Германии ни какой Гитлер не смог бы добиться власти. Собственно, пран Маршалла после 2-й мировой был осуществлен именно для этого.
          Но политики быстро забывают уроки прошлого и западный мир не задумался о новом плане Маршалла для России после распада СССР и окончании холодной войны. Они решили, что все само собой рассосется и устроится. А они могут почивать на лаврах и наслаждаться жизнью. Жизнь наказывает тех, кто забывает уроки прошлого. Отсюда мы и имеем все теперешние безобразия. Все эти тупые и наглые распальцовки и карапуза изображающего из себя царя и ботающего по фене.
          Что касается Навального - он не производит впечатление упертого фанатика, обладающего цельной идеологической программой. У меня складывается впечатление, что главной его целью является - попасть во власть. Уровень, который он себе наметил - скорее всего, стать президентом. На сколько он отмороженный и отвязный для реализации данной цели в России покажет время.  Он не производит впечатление лидера, способного увлечь своими речами и идеями миллионы, десятки миллионов. Собственно, единственное  успешное его детище - Роспил. Именно оно привлекает к нему людей и обеспечивает поддержку и популярнось. Отвязность и наглость властей, потерявших берега и никогда не понимавших слово стыд и умеренность достают и становятся очевидными для все большего числа граждан России, независимо от их политических убеждений, образования и места проживания. Наглость и обман при симуляции выборов - вот второй протестный ресурс, но он действует крайне ограниченное время.
         Навальный пытается лавировать, ищет сторонников и поддержку где можно. Как мне представляетс отсюда и заигрывание с нациками. Как показывают события на Майдане - националисты неотъемлимая часть протеста. Националисты и спортивные фанаты являются необходимой силовой поддержкой протеста. Главное, чтобы они не правратились в сс и са. И здесь важно соблюдение законов.  Боевые отряды НСДАП нарушали действующие тгда законы и осуществлявшие террор по отношению к другим политическим силам. Гитлер был арестован после путча и должен был быть депортирован. Но слабая власть не добилась исполнения законов и приговоров. Гитлер был выпущен на свободу и продолжил свою разрушительную работу. Собственно, Гитлер не пришел бы к валсти без поддержки президента Гинденбурга и генералитета вермахта. И все эти сказки Латыниной, что Гитлер был избран в демократической стране на честных выборах - это плод ее болного воображения. Те выборы, на которых Гитлер пришел к власти очень напоминали наши выборы, на которых путин в третий раз захватил пост президента. Арест оппозицонеров, подтасовки, террор избирателей. путин очень многое подчерпнул из опыта 3-го рейха. Что подчерпнул Навальный и мнит ли он себя фюрером мне не ясно. Мутный он - это да. Кто за ним стоит? Черт его знает. Что он все это сделал один одинешенек, сам по себе - сомнительно. Собственно, это самое важное в вопросе Навального. За Гитлером стояли крупные промышленники, крупные землевладельцы, генералитет. Он учел их мнения и пожелания и более или менее облагодетельствовал.
        Мое мнение, что тот политик, который отправит в отставку действующую власть и поменяет режим еще не известен широким массам. И это главная, стратегическая ошибка действующей власти. Она задавила всю политическую жизнь, гнобит любых возможных оппонетов. Рано или поздно любая власть слбеет и падает. В этом случае возникает вакуум власти и ее захватывают самые беспринципные, отмороженные и решительные. Которых не останавливает кровь и человеческие жизни. Ну и со остатками старой власти они рассчитаются согласно своим вкусам и предпочтениям. Ко всем этим безобразимя приводит жадность и безголовость власти. Которая считает, что круче ее только яйца. Всех считает лохами и идиотами, которых можно дурить и водить за нос неограниченное время и все будут с радостью все это терпеть за миску чечевичной похлебки.  Раз за разом история показывает, что так не бывает. Яйца усыхают. Все слабеет, а потом происходит, как с Каддафи. Не даром путин так переживал по этому поводу. Видать, на себя примерил.
        Власть и политики, которые лопаются от самомнения, которые не умеют и не хотят договариваться и не хотят уходить в положенные сроки, которые считают что законы это не для них, что они выше любых законов, что они могут разговаривать только с богом и Махатмой Ганди - они все плохо кончают. Это закон природы. Скажем так, статистический закон. Который срабатывает в большинстве случаев. Собственно, договариваться и разрешать конфликты и противоречия - это основная задача политика. С этим совершенно очевидно не справляется Янукович, с этим совершено очевидно не справляется путин. Гадать сколько осталость лет, дней - задача совершенно бессмысленная. Это может случиться в любой момент. И что станет катализатором никто не занет. Единственным ограничителем последующих беспорядков и разрушений могут быть только альтернативные политические силы, выросшие и закаленные в реальной политической борьбе. Симулякры и фэйки - типа Зюгановской компартии обречены на вечное проззябание и неудачи. Я был в Тунисе за год до революции. Все было тихо, спокойно. Общался с местными. Ну да, морщились на власть. Но ничто не предвещало, что полыхнет.
        На счет фашизма в России. Не думаю, что фашизм в чистом виде придет у нас к власти. Какие то эксцессы, конечно возможны. Но это будет своеобразная привика. 
michael_poe: (Default)
Игорь Губерман

Я безрадостный слышу мотив,
у меня обольщения нет,
ибо серость, сольясь в коллектив,
обретает коричневый цвет.
michael_poe: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] clickkey в Два кирзовых сапога - пара. Военный парад в Бресте 1939г
Оригинал взят у [livejournal.com profile] ingermann в Два кирзовых сапога - пара. Военный парад в Бресте 1939г
Два кирзовых сапога, сталин и гитлер, - пара. Оригинал взят у [livejournal.com profile] xaxa в военный парад в бресте 1939г

22 сентября 1939 года в Бресте состоялся совместный советско-германский военный парад, приуроченный к передаче Бреста и Брестской крепости Советскому Союзу в результате раздела Польши между Третьим Рейхом и СССР. Немецкими частями командовал генерал Гейнц Гудериан, советскими - комбриг Семён Кривошеин.
Read more... )
Обыкновенный фашизм
michael_poe: (Default)
http://www.opentown.ru/news/?n=4627   Старая новость.
Александр Майсурян Совсем недавно прозвучало скандальное предложение помощника президента РФ Аркадия Дворковича отменить стипендии студентам. Он сказал: «Скажу непопулярную вещь, но считаю, что это правильно: если мы все считаем, что всего нужно добиваться своим трудом, что работать должно стать модным, нужно отменить стандартные стипендии у студентов, потому что это неправильный сигнал, что ты за сам факт своей учёбы получаешь компенсации 
 
Read more... )
 
michael_poe: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] laokoont в Остается только цитировать, цитировать...


Оригинал взят у [livejournal.com profile] blackpr в Остается только цитировать, цитировать...
У тех, кто помнит один из наиболее знаменитых романов эпохи "оттепели" 60-х годов - "Бабий Яр" Анатолия Кузнецова, возможно, всплывёт в памяти цитата оттуда: "Всем учителям раздали газету, чтобы проштудировали и осмыслили статью "Школа"... Мама с Леной Гимпель читали эту статью вместе, медленно, часто останавливаясь, а я прислушивался, набирался ума. Вот что там говорилось. Статья открывалась эпиграфом: "То, что необходимо далее сделать, - это изменить наше воспитание. Сегодня мы страдаем от чрезмерного образования. Ценят лишь знания, но чрезмерные умники - враги действия. То, что нам необходимо, - это инстинкт и воля". (Из речи Адольфа Гитлера 27.IV.1923 г.).

В самой статье говорилось: "...Беря пример со всей жизни наших освободителей и, в частности, с их школы, приложим все усилия к тому, чтобы воспитывать в наших детях качества, нужные для оздоровления всего нашего народа, без которых невозможна будет дальнейшая его поступь. Это прежде всего любовь к труду и умение работать, это - сильный характер, высокая моральность... "Основы наук" - это очень важное, но это далеко не всё и не главное... За дело!.."

- Вот, - сказала Лена, - и приехали.

Двадцатому веку нужна рабочая сила с некоторым образованием, но не чересчур. Рабы должны уметь расписываться, читать приказы и считать. Но чрезмерные умники всегда были врагами диктатур.

Источник: http://www.opentown.ru/news/?n=4627

Продолжается ассоциативный ряд. 
michael_poe: (Default)

Через 80 лет после прихода Гитлера к власти (30 января 1933 года) он, кажется, перестает быть олицетворением зла. По крайней мере для части российского общества…

www.novayagazeta.ru
michael_poe: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] irek_murtazin в Большое Зло
Оригинал взят у [livejournal.com profile] novayagazeta в Большое Зло
приучает к себе гомеопатическими дозами
Сегодня утром трусцой пересекал пустынную (ветер и противный, мелкий дождь) Мариенплатц. Выглядевшую ровно 80 лет назад совсем по-другому:
image2
Про то, как Гитлер оказался "великим диктатором" там, где амбициозному невежде вообще ничего не светило, коллега Млечин разъяснил предельно ясно. С учетом российской современности.


ПРОДОЛЖЕНИЕ )

michael_poe: (Default)

Грани.Ру: Признак бродит

Фашизм определяется и описывается не объектом ненависти, а лишь самой ненавистью и степенью ее интенсивности. Самым же заветным и лакомым объектом лютой ненависти является ее изначальный враг и антипод. То есть любовь. Позорная и стремительно набирающая обороты гомофобская вакханалия последних недель свидетельствует именно об этом.




В Германии однажды правящие тогда власти, военные, полиция , президент Гинденбург выпустили фашистов порезвиться. Результат был печален.
michael_poe: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] tolya_karpoff в третья волна
Оригинал взят у [livejournal.com profile] mi3ch в третья волна
Landmesser

В 1967 году Рон Джонс преподавал историю в средней школе Эллвуда Кабберле в Пало-Альто, Калифорния. Во время изучения Второй мировой войны, один из школьников спросил Джонса, как рядовые жители Германии могли притворяться, что ничего не знают о концентрационных лагерях и массовом истреблении людей в их стране. Так как класс опережал учебную программу, Джонс решил выделить одну неделю для посвящённого этому вопросу эксперимента.

В понедельник он прочел детям лекцию о силе дисциплины. О том, что чувствует спортсмен, который усердно и регулярно тренировался, чтобы добиться успеха в каком-нибудь виде спорта. О том, как много работает балерина или художник, чтобы сделать совершенным каждое движение. О терпении ученого, увлеченного поиском научной идеи. Джонс велел школьникам сесть в положение «смирно», так как оно лучше способствует учёбе. Затем он приказал учащимся несколько раз встать и сесть в новое положение, потом также неоднократно велел выйти из аудитории и бесшумно зайти и занять свои места. Школьникам «игра» понравилась и они охотно выполняли указания. Джонс велел учащимся отвечать на вопросы чётко и живо, и они с интересом повиновались, даже обычно пассивные ученики.

Во вторник, учитель вошел в класс и обнаружил, что все молча сидят в положении "смирно". Некоторые из учеников улыбались. Но большинство смотрели прямо перед собой с искренним сосредоточенным выражением, мышцы шеи напряжены, никаких признаков улыбок, мыслей и даже вопросов. Джонс объяснил классу силу общности. Он велел учащимся хором скандировать: «Сила в дисциплине, сила в общности». Ученики действовали с явным воодушевлением, видя силу своей группы. В конце урока Джонс показал учащимся приветствие, которое те должны были использовать при встрече друг с другом — поднятую изогнутую правую руку к плечу — и назвал этот жест салютом Третьей Волны. В следующие дни ученики регулярно приветствовали друг друга этим жестом.

В среду Джонс выдал членские билеты всем ученикам. Ни один человек не захотел покинуть аудиторию. Тринадцать учеников ушли с других уроков, чтобы принять участие в эксперименте. Учитель выдал каждому членский лет. На трех билетах он поставил красные крестики и сообщил их получателям, что им дано специальное задание сообщать обо всех, кто не подчиняется правилам класса. Однако на практике добровольным доносительством занялись около 20 человек. Один из учеников, отличавшийся крупным телосложением и малыми способностями к обучению, заявил Джонсу, что будет его телохранителем, и ходил за ним по всей школе. Три самые успешные ученицы класса, чьи способности в новых условиях оказались не востребованы, сообщили об эксперименте родителям. В результате Джонсу позвонил местный раввин, который удовлетворился ответом, что класс на практике изучает немецкий тип личности. Раввин обещал объяснить всё родителям школьниц. Джонс был крайне разочарован отсутствием сопротивления даже со стороны взрослых, директор школы приветствовал его салютом Третьей волны. К концу дня в организацию было принято более двухсот учеников. Многие отнеслись к своему участию в Третьей Волне с полной серьезностью. Они требовали от других учеников строгого соблюдения правил и запугивали тех, кто не принимал эксперимент всерьез.

xxx )

michael_poe: (Default)
Адагамов вышел из наблюдательного совета при Минкульте Комментарии
Анатомия блогера
11.01.2013
Обвинения в адрес Рустема Адагамова проверит Следственный комитет

Блогер Рустем Адагамов попросил не считать его членом общественного совета при Министерстве культуры РФ. Об этом он написал вечером в понедельник на своей странице в Faceboook.

Таким образом Адагамов отреагировал на слова министра культуры Владимира Мединского, который предположил, что блогера исключат из совещательного органа уже на ближайшем заседании. "Когда я спросил, как работает Адагамов в общественном совете, мне сказали, что он не появился там ни разу и что он худший из худших", - заявил чиновник в эфире телеканала "Дождь" ранее в понедельник.

По словам Адагамова, секретариат Минкульта должен предупреждать членов совета о намечающемся заседании. "Я ни одного раза не получал приглашения на эти мероприятия, поэтому ваши претензии совершенно безосновательны, а, если сказать попросту, вы просто врете", - написал Адагамов.

"Я официально заявляю, что выхожу из состава этого вашего "совета", потому что за несколько месяцев присутствия меня там, мне не было сделано ни одного толкового предложения о работе в каком-либо комитете совета. Расцениваю работу вашего "совета" как очередную "потемкинскую деревню", обман и фикцию", - заключил блогер и подписался "безо всякого уважения".

 Напомним, 11 января стало известно, что Следственный комитет России начал доследственную проверку в отношении Адагамова по заявлению его бывшей жены Татьяны Дельсаль, проживающей в Норвегии. Та в интервью телеканалу Russia Today заявила, что более 10 лет назад ее бывший супруг совершал некие насильственные действия по отношению к 12-летней девочке. Сам Адагамов отверг обвинения в педофилии еще в декабре 2012 года, когда подозрения в его адрес появились в интернете со ссылкой на ту же Дельсаль. Вместе с тем блогер подчеркнул, что не готов судиться с бывшей супругой.
  http://lenta.ru/news/2013/01/14/leave/ ;
___________________________________________
        Чего ж она молчал 10 лет. Глаза закрывала и смотрела в другую сторону и уши затыкала. Бред. Бред. Если мать нормальная и любящая,  внимательная - сразу почует неладное и не будет 10 лет ждать. Да и сейчас она мямлит что то невнятно. То ли буду подавать - то ли не буду подавать заявление. Похоже, с властями торгуется, как по выгоднее продать свое обвинение и посадить по заказу острого в суждениях Адагамова, занимающего первое место в рейтинге ЖЖ. Известного своими резкими и критическими высказываниями в адрес власти.
Власть хочет всем преподать урок. Будете рыпаться, критиковать, возмущаться - посадим. Не взирая ни на что.
       Для чего думаете принимали эти педофильские законы? По ним можно кого хочешь посадить. И сидеть будет не сладко. Это не политическая статья. Оклеветать, замарать грязью - вот любимое оружие нынешней власти. И держать всех на крючке. При случае, одного, другого посадить, что бы остальные не зарывались и страх знали.
Ходорковским, Лебедевым - предпринимателей напугали. Таисия Осипова, хлестнувшая губернатора букетом по лицу села за наркоту. Пусси Райот - за не каноническую молитву.
     Цель власти запугать думающее и образованное население. Быдло и маргиналы и так за власть. Но было и маргиналы могут, неожиданно, увлечься новыми и критическими идеями. Вот генераторов таких идей, людей с собственным мнением и убеждениями власть хочет запугать и раздавить.
______________________________
Если Russia Today обвиняет, а генпрокуратура,  и ск возбуждаются и начинают по данной телепередаче работать - значит человек ни в чем не виноват. Однозначно. Не может быть ни каких сомнений.
_______________________________
Мне эта травля напоминает слова немецкого пастора Нимёллера, сказанные им во время фашистской диктатуры.
 «Когда нацисты пришли за коммунистами, я молчал, я же не коммунист.
Потом они пришли за социал-демократами, я молчал, я же не социал-демократ.
Потом они пришли за профсоюзными деятелями, я молчал, я же не член профсоюза.
Потом они пришли за евреями, я молчал, я же не еврей.
А потом они пришли за мной, и уже не было никого, кто бы мог протестовать».   
       

Profile

michael_poe: (Default)
michael_poe

April 2017

S M T W T F S
      1
2 3 4 5678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 08:40 am
Powered by Dreamwidth Studios